ЛЕНТА / АНАЛИТИКА
Топ-10 потребительских трендов 2021 года от Euromonitor
17:30 — Потребительская продукция
9 вариантов использования кокосового масла
12:30 — Потребительская продукция
15:30, 02.12.2020 — Внутренний рынок, Рынки и COVID-19
автор: agroinvestor

Вирусный нокдаун для экономики. Агросектор смог удержаться в плюсе, но ощущает эффект пандемии


Татьяна Кулистикова | Агроинвестор

В отличие от экономики, которая в этом году уйдет в минус на фоне распространения коронавируса и связанных с этим карантинных ограничений, сельхозпроизводство в целом достойно прошло все испытания 2020-го, в том числе и абсолютно новые вызовы. Правда, самая серьезная проблема — глобальное падение платежеспособного спроса — еще долго может влиять на бизнес, в том числе сдерживать экспорт

Этот год стал нескончаемой чередой шоков, вызовов и форс-мажоров для глобальной экономики, которые не обошли стороной и российский агросектор. Правда, если верить официальной статистике, отрасль держится неплохо. Так, по данным Росстата, по итогам трех кварталов (последние доступные данные на момент подготовки статьи) производство продукции сельского хозяйства выросло на 3,3% относительно аналогичного периода прошлого года. При этом ВВП страны сократился на 3,6% после падения на 8% во втором и увеличения на 1,6% в первом квартале. Кризис, спровоцированный пандемией коронавируса и ее последствиями, накладывается на негативный эффект от падения цен на нефть.

Агросектор как синоним стабильности

По прогнозу Минэкономразвития, по итогам года ВВП снизится на 3,9%, причем до сентября ведомство оценивало перспективы экономики более пессимистично, ожидая падения на 4,8%. Центробанк считает, что в этом году экономика потеряет 4-5%, Счетная палата допускает сокращения на 4,2%, Европейская комиссия — на 4,25%. При этом все рассчитывают на восстановительный рост в 2021-м: Минэкономразвития ждет 3,3%, ЦБ прогнозирует плюс 3-4%, Счетная палата — 2,2%, ЕК — 2%. Впрочем, до конца года оценки могут еще не раз скорректироваться, поскольку к середине ноября оставалось до конца не ясным, возможно ли в России повторение весеннего локдауна из-за распространения COVID-19. Хотя власти заверяли, что ситуация под контролем и введение тотальных ограничений по всей стране не требуется, опыт марта показал, что экономику могут поставить на паузу фактически без предупреждений. Однако очевидно, что повторения сценария экономика может и не выдержать, да и денег в бюджете для дополнительной поддержки населения нет. Тем не менее у регионов есть право устанавливать свои ограничительные меры в зависимости от эпидемиологической ситуации. Например, в Бурятии в середине ноября на две недели закрывали торговые центры, кинотеатры, предприятия общепита и другие заведения. 

Работа агросектора, в отличие от ряда других отраслей, не останавливалась, и в целом, по оценкам экспертов и участников рынка, он довольно успешно справился с новыми вызовами этого года. Президент Владимир Путин и члены правительства не раз отмечали важность АПК и его бесперебойного функционирования. Так, например, в апреле глава государства признавал, что «у нас проблем много, но кушать хочется каждый день». От сельского хозяйства очень многое зависит, в том числе устойчивость экономики в целом и «внутреннее состояние наших граждан». «Когда хлеб есть, тогда есть внутренняя уверенность в том, что и по другим отраслям мы добьемся положительных результатов и преодолеем все эти временные сложности», — говорил Путин. 

Правда, несмотря на такую важность и нужность АПК, отрасль не признали пострадавшей от пандемии, так что она не смогла рассчитывать на дополнительную господдержку, которая для большинства секторов в этом году не была бы лишней. Тем более что не обошлось и без традиционных трудностей — в 2020-м на сельское хозяйство ощутимо влияли неблагоприятные погодные условия. Но, несмотря ни на что, в июле глава Минсельхоза Дмитрий Патрушев говорил, что в этом году ожидает увеличения сельхозпроизводства на 1%, а в начале октября оценивал возможный рост на уровне 4%. 

 

Гендиректор Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР) Дмитрий Рылько тогда предполагал, что прогноз ведомства может быть слегка завышен и в реальности колеблется между 3% и 4%. «Я даже больше склонен к показателю 3%, потому что у нас примерно на 8% выше производство зерновых, рост в свиноводстве и в молочном животноводстве, но будет серьезное снижение по сахарной свекле, просадка по подсолнечнику», — комментировал он. В середине ноября эксперт подтвердил свой прогноз, что сельхозпроизводство в этом году прибавит 3-4%, тогда как ВВП продемонстрирует снижение на 3,5%. 

Минэкономразвития считает, что в этом году производство продукции сельского хозяйства может увеличиться на 1% против 4,3% в 2019-м, следует из обновленного прогноза социально-экономического развития России, подготовленного ведомством. Аналогичная оценка у Центра экономического прогнозирования Газпромбанка. «Сельское хозяйство в этом году немного подрастет, потому что производство почти не отреагировало на коронакризис. Просто не успели пересмотреть параметры сева, лишь в птицеводстве несколько просело производство на фоне слабого роста спроса, — комментирует начальник Центра Дарья Снитко. — Будет собран больший урожай зерна, увеличились мощности и выпуск в молочном секторе и свиноводстве, но валовой сбор масличных и сахарной свеклы уменьшится, поэтому рост в сельхозсекторе будет невелик — около плюс 1%». 

Отрасль одна из немногих, что смягчает падение ВВП, но с учетом ее вклада в экономику это несущественная корректировка, добавляет она. Падение ВВП, по оценке аналитиков Центра, будет на уровне 3-3,5%. «Что необычно, в ноябре трудно сказать точнее, поскольку динамика четвертого квартала может быть разной в зависимости от развития второй волны пандемии и реакции на нее со стороны властей», — отмечает Снитко.


Shutterstock

Главный вызов — падение спроса

Агросектор оказался меньше других отраслей экономики подвержен негативным последствиям пандемии и прошел первые месяцы кризиса лучше других отраслей, соглашается директор практики консультационных услуг компаниям АПК PwC в России Надежда Селезнева. Однако основное последствие кризиса, вызванного пандемией COVID-19, — снижение потребительского спроса и платежеспособности, которое может оказаться затяжным, что влияет на АПК, говорит она. Изменение потребительских предпочтений связано с двумя основными факторами: самоизоляция и снижение доходов населения. Так, в режиме самоизоляции стали популярнее продукты с более длительным сроком хранения, что сказалось на ассортименте в цепочке поставок. Также снизился спрос на продукцию с более высокой добавленной стоимостью, у которой есть доступные альтернативы, рассказывает Селезнева.

Хотя сам по себе это не новый вызов для отрасли — и даже длящийся тренд, поскольку доходы населения и потребление еще не восстановились после прошлого кризиса — но сейчас основная проблема в непредсказуемости дальнейшей динамики, поскольку во многом она будет зависеть от ситуации с пандемией. По прогнозу Минэкономразвития, реальные располагаемые доходы населения в этом году могут снизиться на 3%, но уже в следующем отыграют это падение. За январь-февраль реальные доходы сократились на 4,3%, оценил Росстат. 

Главный фактор риска на потребительском рынке — снижение спроса, переход покупателей к более дешевым товарам, слабый рост маржинальных инновационных/модных категорий продуктов, добавляет Снитко. «Мы уже видели такое в 2014 году, но за тем кризисом последовал рост на волне импортозамещения. В текущей ситуации такого резерва у сельского хозяйства России уже нет», — обращает внимание она. Хотя в этом году совокупный спрос на продовольствие в номинальном выражении прирастет на символические 2-2,5% по итогам года. По словам Снитко, этот результат был обеспечен в том числе трансфертами населению из бюджета («детские деньги» и увеличение социальных пособий в рамках антикризисных мер), которые пошли в том числе на приобретение продовольствия.

Среди рисков для сельского хозяйства в условиях пандемии директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС, д. э. н. Наталья Шагайда выделяет падение спроса на продукты питания, проблемы для отраслей, которые привлекают на работу мигрантов, риски для предприятий, где в замкнутом помещении находится много людей, риск нарушения поставок средств производства. «По высокотехнологичным ресурсам для сельского хозяйства (ветпрепараты, СЗР) могли быть сбои в поставках, если бы локдаун не прекращался с весны, но летом все работало, так что можно надеяться, что аграрии запаслись всем необходимым, как это было в начале года», — говорит она.

Сейчас основной риск для внутреннего рынка — платежеспособный спрос населения, соглашается Шагайда. «Наш центр ведет мониторинг покупок продовольствия в рознице относительно 2012 года и в ценах 2012-го. Так, 2013 и 2014 годы были последними, когда уровень покупок был выше 2012-го, — рассказывает она. — С конца 2014-го до декабря 2016 года покупки падали (85% от уровня декабря 2012-го), с декабря 2016-го отмечался рост, в ажиотажный март этого года покупки поднялись до 99,6% от марта 2012-го. С апреля было падение, в сентябре 2020 года покупки были на уровне 88,4% от уровня в 2012-м. Падали быстро, но поднимаемся очень медленно: в сентябре этого года были где-то на уровне августа 2016-го». 

В этом году платежеспособный спрос и покупательная способность населения снизились, подтверждает гендиректор «Русагро» Максим Басов. В обозримом будущем компания ждет их дальнейшего ухудшения. «Агрокомплекс» им. Н. И. Ткачева, развивающий собственную торговую сеть, отмечает падение трафика. При этом средний чек, то есть количество покупок, остается на уровне прошлого года, говорит гендиректор агрохолдинга Евгений Хворостина. «Если не брать всплески, которые были вызваны прежде всего паникой по поводу коронавируса, потребление несколько снизилось, мы видим, что люди переходят в режим более жесткой экономии, — комментирует он. — Еще один тренд — покупатель переориентируется на более дешевые продукты».

Производители тепличных овощей весной столкнулись с падением спроса. По данным Плодоовощного союза, он упал на 30%, а оптовые цены по ряду позиций — на 50%, что стало антирекордом для отрасли за всю ее историю (продолжение темы — на стр. 36). Дополнительно на цены влиял дешевый импорт. При этом затраты на газ и электричество продолжили расти, превысив 50% в структуре себестоимости, также к дополнительному увеличению затрат на производство минимум на 10% привела девальвация рубля. Правда, на снижение продаж жаловались не все игроки. Так, президент и совладелец холдинга «Эко-культура» Александр Рудаков в мае говорил, что компания не отмечает никакого падения спроса на свою продукцию. «Мы производим широкий ассортимент овощей в разных ценовых сегментах, среди нашей продукции есть доступные любой аудитории томаты. По нашим наблюдениям, в ближайшее время сохранится стабильно высокий спрос на качественные овощи — природную поддержку иммунитета», — отмечает директор инвестиционного департамента «Эко-культуры» Юрий Воронов.

«Сибагро» во втором квартале увеличила продажи продукции переработки — колбас, деликатесов и полуфабрикатов — на 30%, в третьем они прибавили 25%, хотя компания и отмечает увеличение реализации в более низком ценовом сегменте. «Сейчас мы не чувствуем серьезных изменений. В целом по мясу рынок стоит на месте, а по свинине есть тенденция роста спроса. Могу это связать только с тем, что этим летом люди не выезжали за границу, как это всегда было, поэтому потребление в этот период изменилось», — комментирует председатель совета директоров холдинга Андрей Тютюшев.

Компания «Эссен продакшн АГ» (бренды «Махеевъ», 35 и др.) даже весной в период снижения спроса, вызванного резким падением рубля и изменением потребительского поведения, наблюдала рост продаж своей продукции, хотя с такой проблемой, как непрогнозируемый спрос и полностью «убитая» HoReCa, столкнулась впервые. В целом по группе товаров объем продаж увеличился на 11,3% в денежном выражении. «Майонезное производство испытало небольшое падение в марте на 3,6% по отношению к аналогичному периоду прошлого года, однако оно было скомпенсировано резким ростом в апреле на 14,3%, — рассказывает совладелец и гендиректор компании Леонид Барышев. — В апреле-мае томатная группа дала прирост на 13,8%, сладкая группа и горчица-хрен-аджика — на 27,2%». 

По словам Барышева, в апреле увеличились продажи соусов в розничных сетях, что компенсировало сокращение поставок в HoReCa. А вот по кондитерскому направлению пришлось переиграть стратегию и пересмотреть объемы выпуска шоколадных конфет. Очевидно, что восстановление рынков будет долгим и тяжелым, поскольку доходы населения падают. Правда, сейчас люди меньше едят вне дома и больше тратят на покупку продуктов для собственной кухни, а значит, приобретают больше майонеза и кетчупа, отмечает он. «Мы рассматриваем все варианты развития событий и продолжаем делать упор на растущие каналы 2020 года (например, e-commerce). Пока могу сказать, что второе полугодие традиционно и значительно превосходит по оборотам первое, а пик приходится на ноябрьские продажи, — говорит Барышев. — Ну а каналы, испытывающие пандемическое давление, например HoReCa, требуют двойного внимания, ведь они будут драйверами роста следующих лет, поэтому мы уже сегодня вкладываем в них ресурсы».

2020 год был экономически непростым не только для бизнеса, но и для всех россиян, отмечает управляющий акционер «Комос Групп» Андрей Шутов. «Довольно долго не были доступны традиционные походы в кафе и рестораны быстрого питания, люди начали больше готовить дома, что повлекло рост продаж базовых категорий продуктов питания. Так, с середины марта заявки торговых сетей на ряд товарных категорий, например, на молоко, увеличились в несколько раз, — рассказывает он. — Почти все наши площадки отгрузили максимально возможные объемы продукции, а в категории пельменей и консервов спрос существенно превысил наши ожидания, особенно в первые месяцы введения карантинных мероприятий». Категория консервов выросла в объеме на 32% относительно прошлого года, продажи творога увеличились на 10%, сливок — на 13%, ультрапастеризованного молока и молочных напитков — на 11%, сливочного масла — на 9% выше показателей годового бизнес-плана. Продажи этих категорий относительно 2019 года увеличились от 20% до 27%, приводит данные Шутов. 

«По нашим прогнозам, ситуация с потреблением должна стабилизироваться в течение ближайших двух лет. Основное влияние на спрос будет оказывать изменение доходов населения: в случае падения возможны структурные сдвиги ассортимента в сторону более низких ценовых сегментов, — продолжает он. — Но в целом ситуацию по категориям продукции, выпускаемым предприятиями холдинга, мы оцениваем как устойчивую».

 

Рубль снова ослаб

Еще одним вполне привычным для отрасли вызовом, также отчасти спровоцированном пандемией COVID-19, в этом году стала девальвация рубля. По курсу ЦБ на 14 ноября доллар стоил 77,33 руб., евро — 91,32 руб. Годом ранее в это время курс доллара был на уровне 64,2 руб., евро — 70,67 руб. Нефть марки Brent за год подешевела с $62,25 за баррель до $43,42/баррель, причем в апреле опускалась до $20,18/баррель. Нефть Urals за год подешевела с более чем $63 за баррель до $43,5/баррель к середине ноября, в апреле ее средняя стоимость опускалась на уровень $18,2. В бюджете этого года заложена цена $42,2/ баррель, однако, по прогнозу Минэкономразвития, средняя годовая цена будет ниже — $41,8. В 2021-м ведомство видит перспективы роста стоимости до $43,3 согласно консервативному прогнозу, и до $45,3 согласно базовому. Среднегодовой курс доллара в 2020-м может составить 71,2 руб., в 2021-м рубль ослабеет до 72,4 руб./$1 по базовому сценарию и 73,4 руб./$1 по консервативному.

Ослабление рубля оказало противоречивое влияние на агросектор, считает Дмитрий Рылько. С одной стороны, оно было на пользу текущей деятельности всех отраслей, продукция которых связана с внешним рынком, в частности производителям зерна и масличных. С другой стороны, страдают отрасли, связанные с поставками средств производства из-за рубежа, так как произошло их серьезное удорожание. Особенно сложная ситуация складывается с импортными запчастями, отмечает он. 

Несмотря на то, что девальвация рубля положительно сказывается на конкурентоспособности российских предприятий, для ряда секторов, которые зависят от импортных средств производства, результатом ослабления рубля стал рост производственных издержек, соглашается Селезнева. Как результат — повышение цен в секторах, где сдерживающим фактором выступала более дешевая импортная продукция, а также из-за удорожания валютной составляющей в себестоимости продукции.

По прошлым кризисам было видно, что падение курса рубля приводит к росту цен: стоимость экспортоориентированной продукции зависит от конъюнктуры внешнего рынка даже при продаже внутри страны, не говоря уже про цены импортных продуктов, обращает внимание Наталья Шагайда. «Цены на внешних рынках растут шестой месяц подряд на опасениях пандемии и недобора урожая. При этом глобально причин для этого нет, если ориентироваться на прогнозы ФАО по производству», — подчеркивает она.

Аналитики Газпромбанка отмечали неоцененность рубля в октябре-ноябре во многом из-за политических факторов, определяющих динамику потоков капитала на глобальном финансовом рынке. «Приход к власти в США Джо Байдена в долгосрочной перспективе может способствовать укреплению цен на нефть. Краткосрочно, если будут ужесточаться меры, связанные с коронавирусом, стоимость нефти станет снижаться, а значит, рубль подешевеет», — добавляет Рылько.

Мировые цены растут

На мировых рынках очевиден тренд на рост цен, хотя его нельзя сравнить с периодом после кризиса 2008-2009 годов, когда отскок был гораздо быстрее и выше. «В ближайшие четыре-шесть месяцев восстановление крупных экономик к „нормальной жизни“ будет провоцировать повышение спроса на сырье, в том числе продовольствие, — прогнозирует Дарья Снитко. — Например, сейчас восстановление к росту экономики Китая показывает, какой эффект оказывает на мировые агробиржи резкое увеличение закупок продовольствия этой страной». Однако в среднесрочной перспективе большого повышения цен в продовольственном сегменте аналитики Газпромбанка не ждут, потому что рост экономик мира будет сдержаннее, чем в 2009—2012 годах. До конца этого года — в первом квартале следующего цены на зерно будут стабильными; масложировая продукция, овощи и молоко станут дорожать, а вот цены на мясо — немного снижаться, считает Дмитрий Рылько.

 

Между тем, например, «Русагро», по словам Басова, немного выиграла от ослабления рубля. Для «Агрокомплекса» курс доллара 75 руб. и выше благоприятен, оценивает Евгений Хворостина. «Наше производство ориентировано на экспорт, поэтому 75-80 руб./$1 — это зона комфорта, когда мы можем обновлять технику, заниматься развитием предприятий и успешно расширять экспорт, — делится он. — Поэтому ослабление рубля положительно повлияло на наши экономические показатели».

Воронов пока также отмечает позитивную динамику для отечественного бизнеса, поскольку ослабление рубля ограничило ввоз иностранной продукции. «Это сократило прогнозируемый ранее рост импорта, объемы которого значительно не изменились по сравнению с 2019 годом, — уточняет он. — В результате наблюдается увеличение цен на российскую продукцию, основные пики которого пришлись на конец второго и начало четвертого квартала».

Девальвация рубля всегда делает экспортные сделки более выгодными по сравнению с внутренним рынком, так как они привязаны к мировым волютам, а они менее волатильны, говорит Барышев. «Поэтому мы наблюдаем активный рост канала ВЭД. На внутреннем же рынке ослабление рубля приводит к увеличению цен основных ингредиентов и, как следствие, повышению стоимости конечного продукта, — комментирует он. — В целом цены скорректировались на 4% в связи с увеличением стоимости сырья». Кроме того, «Эссен Продашн АГ» смотрит на ставку ЦБ и на изменения курсов валют, потому что в основном работает с импортным оборудованием и ингредиентами, добавляет он.

Низкая ставка не драйвер инвестиций

В этом году Центробанк три раза снижал ключевую ставку, в середине ноября она составляла 4,25% — это новый минимум стоимости заимствований в российской истории. Правда, этот фактор мало повлиял на компании АПК, поскольку ставки по кредитам в агросекторе и так одни из самых низких на рынке, говорит Селезенева. В целом, по ее оценке, сейчас ситуация сопоставима с прошлым годом: некоторые производители с осторожностью стали прибегать к привлечению заемных средств, тогда как компании, уверенные в своей бизнес-модели, нарастили кредитный портфель.

«Для инвесторов текущая ситуация является хорошим „окном возможностей“, в АПК можно ожидать ряда сделок слияний и поглощений, — считает Селезнева. — Для новых инвесторов привлекательными будут оставаться сектора, ориентированные на экспорт или импортозамещение — уже наметился тренд прихода непрофильных игроков в АПК. Существующие игроки, скорее всего, будут рассматривать возможности вертикальной интеграции или покупать конкурентов по выгодной цене с потенциалом модернизации».

За два квартала инвестиции в агросектор выросли на 10%. Однако это отложенный рост — эффект вложений прошлых лет учитывается Росстатом постепенно, поясняет Снитко. Также немного повлияло то, что поднялись цены на инвестиционные товары из-за ослабления курса рубля. «Мне кажется, что снижение показателя будет заметно уже в четвертом квартале 2020-го и в 2021 году», — говорит она. 

В ситуации кризиса растет неопределенность, поэтому инвестиции в его острой фазе всегда сдержанные, продолжает эксперт. Хотя снижение стоимости денег призвано стимулировать вложения в будущее расширение производства. «Судя по тому, что крупных greenfield-проектов в агросекторе в 2020 году было заявлено немного, инвесторы пока осторожны. По мере выхода из кризиса и роста контроля за пандемией инвестиции должны начать постепенно восстанавливаться», — полагает она. Правда, таких крупных инвестиционных идей, как в 2005—2018 годы, когда развитие было направлено на импортозамещение, на агрорынке сейчас нет, добавляет Снитко. 

«Русагро» перенесла ряд инвестиций на следующие годы для уменьшения рисков из-за роста неопределенности, подтверждает Басов. При этом, по его словам, новых точек роста бизнеса сейчас нет: по-прежнему важными являются новые технологии, новые продукты, экспорт и консолидация. «Агрокомплекс», напротив, не корректировал планы. «У нас есть разработанный стратегический план инвестиций до 2025 года, мы его придерживаемся», — уточняет Евгений Хворостина. 

«Эко-культура» постоянно корректирует планы, выбирает новые регионы присутствия, движется в направлении диверсификации продукции. Это стандартный рабочий процесс крупного холдинга, не связанный с пандемией, подчеркивает Воронов. При этом он обращает внимание, что если для компании доступность заемного финансирования осталась на прежнем уровне, то в целом в овощеводстве наблюдается ее снижение, что связано с консолидацией отрасли вокруг крупнейших игроков рынка.

 

В этом году компания начала работу по новому проекту — производству ягод. Общая площадь будущего тепличного комплекса в Кабардино-Балкарии достигнет 100 га. «Сейчас мы в целом смотрим в южном направлении, выбираем новые площадки для комплексов, чтобы снизить себестоимость выпуска продукции за счет сокращения затрат на ассимиляционное досвечивание, — делится Воронов. — Кроме того, мы планируем обратиться в Минэкономразвития для получения поддержки — организации площадки по типу ТОСЭР с налоговыми льготами и компенсацией капзатрат на инфраструктуру».

Группа «Ресурс» тоже не заметила изменений в плане доступности кредитов, при этом их стоимость в среднем снизилась на 1,5% годовых, говорит директор по продажам и стратегическому развитию компании Дмитрий Антонов. Среднесрочные инвестиционные планы холдинга не изменились. В этом году он провел ряд M&A-сделок: стал собственником активов компании «Уральский бройлер» в Оренбургской области, приобрел МЭЗ «Донское золото» в Ростовской области, мясоперерабатывающий комплекс в Калмыкии. 

«На протяжении нескольких лет в Ростовской области и Ставропольском крае мы занимаемся выращиванием овец мясошерстных пород и ведем селекционную работу для повышения качества маточных стад, увеличения плодовитости и улучшения показателей шерсти, — рассказывает Антонов. — Поголовье овец в этих хозяйствах сейчас превышает 14 тыс. животных, включая ягнят. В планах компании довести этот показатель до 50 тыс. голов маточного стада. Кроме того, мы планируем развитие проекта по КРС. Соответственно, предполагается, что мясоперерабатывающий комплекс может стать основой для организации производства продукции из баранины и говядины для реализации на внутреннем и внешнем рынках». 

Также в этом году группа в 1,5 раза увеличила земельный банк и купила ряд линейных элеваторов и других важных с точки зрения логистики объектов. В ноябре начал работу распределительный центр ГАП «Ресурс» в Домодедове на базе холодильного комплекса «Лесстор», реализуется проект по изменению производственной логистики и установке нового оборудования на четырех перерабатывающих комбинатах компании (Ставропольский край, Тамбовская область) для увеличения объемов выпуска продукции и расширения ассортиментной линейки, в том числе экспортной. «Кроме того, в Тамбовской области мы продолжаем строительство двух дополнительных площадок для выращивания бройлеров», — перечисляет Антонов.

«Эссен Продакшн АГ» инвестировал 8 млрд руб. в кондитерскую отрасль, но в этом году сфокусировался на доработке и модернизации существующих мощностей. «Были исполнены контракты, заключенные на 2020 год, но суммарно мы сдвинулись по графику примерно на шесть месяцев, приостановив монтаж и запуск трех линий, — говорит Барышев. — Они уйдут на первый квартал 2021 года и после запуска начнут производить инновационные продукты». Те линии, которые имеют схожий элемент с прошлыми, компания сможет наладить дистанционно и к декабрю надеется начать выпуск сладостей. Поскольку 2021 год будет непростым, компания с осторожностью смотрит, как будет меняться рынок, чтобы затем принимать решения по закупке новых линий, добавляет Барышев. «Возможно, когда выставочный бизнес оживет после пандемии, мы закупим еще три линии, которые станут действительно инновационными для нашего рынка», — добавляет он.

Из-за сложной эпидемиологической ситуации в стране и мире, а также роста курса иностранной валюты «Комос Групп» пришлось пересмотреть параметры нескольких инвестиционных проектов, требующих поставки современного импортного оборудования, а реализацию некоторых проектов даже перенести на следующий год, говорит Шутов. При этом доступность заемного финансирования для холдинга не изменилась. «Финансирование предприятий АПК кредитные организации считают низко рискованным: несмотря на кризисы и глобальные негативные явления в экономике, спрос на продукты питания почти всегда остается стабильным, — объясняет он. — Соответственно, все средства, которые были необходимы для финансирования как текущей деятельности, так и инвестиционных проектов холдинга были привлечены почти в полном объеме».


Виталий Тимкив

Экспорт и цифровизация как точки роста

По мнению Надежды Селезневой, ключевым драйвером роста АПК продолжит быть экспорт. При этом его структура изменяется в сторону еще большей доли сырьевых товаров с низкой добавленной стоимостью (зерновые, рыба, подсолнечное масло), что связано со снижением мирового платежеспособного спроса и роста конкуренции, обращает внимание она. Директор центра компетенций в АПК КПМГ в России и СНГ Илья Строкин тоже отмечает активизацию экспортной повестки как у компаний, уже работающих в этом направлении, так и у тех, кто ранее не думал о внешних рынках. «Это в том числе связано как с развитием государственных институтов, поддерживающих экспорт и открывающих для России зарубежные рынки, так и с появлением положительных кейсов выхода на новые рынки игроков российского АПК», — поясняет он.

Правда, Минсельхоз в ноябре подготовил обновленную версию паспорта федерального проекта по экспорту продукции АПК. Теперь достижение целевого показателя по поставкам за рубеж сельхозсырья и продовольствия на $45 млрд переносится с 2024 года на 2030-й. Новый ориентир на 2024 год — $34 млрд.

Также КПМГ видит много инициатив по оптимизации бизнес-процессов и их цифровизации, что, по мнению Строкина, тоже связано с успехом агрохолдингов-первопроходцев, которые смоги показать их эффективность. Пандемия COVID-19 ускорила тренды, связанные со структурными изменениями отрасли: диверсификация цепочек поставок (как со стороны поставщиков, так и со стороны сбыта), усиление вертикальной интеграции, снижение зависимости от импортных средств производства, продолжение цифровизации для оптимизации производственных затрат, перечисляет Селезнева. «Как и во всех других секторах экономики, в аграрном секторе в этом году повысился интерес к виртуальным платформам взаимодействия с клиентами и поставщиками средств производства и услуг», — добавляет Дмитрий Рылько.

«Путем цифровизации мы идем очень активно и видим в этом огромный как экономический, так и управленческий эффект, — рассказывает Евгений Хворостина. — В частности, в этом году мы автоматизировали процессы в животноводстве, внедрили самые современные программы по управлению стадом, по учету и расходу кормов в режиме онлайн, перешли на так называемый „принцип цифровой коровы“». Также «Агрокомплекс» считает точкой роста для себя развитие экспорта почти всей своей продукции. 

«Комос Групп» весной была вынуждена скорректировать ряд экспортных планов, однако благодаря улучшению эпидемиологической ситуации к лету компания не только осуществила все запланированные отгрузки, но и расширила международные связи. «В течение года в Китай было поставлено несколько партий молочной продукции, была отправлена пилотная партия мороженого в Узбекистан, в ноябре отправлена еще одна, — рассказывает Шутов. — Сейчас сразу несколько наших производств проходят аттестацию в Россельхознадзоре, и в ближайшем будущем география нашего экспорта расширится на такие страны как США, Гонгконг, Вьетнам, ОАЭ. Кроме молочной продукции мы планируем экспортировать яйцо, мясо птицы и свинину. По многим направлениям уже подписаны экспортные контракты». 

Сейчас очень благоприятное время для компаний, активно развивающих внешнеэкономическую деятельность, подтверждает Леонид Барышев. «Мы наблюдаем активный рост канала ВЭД и расширяем это направление деятельности: в этом году увеличили экспортную составляющую на 11% — это 3,5 млрд руб., достаточно серьезная сумма в разрезе татарстанского вывоза, — оценивает он. — Причем мы продаем конечный брендовый продукт, который будет конкурировать и в будущем, таким образом создаем платформу для продаж наших продуктов с долгосрочными контрактами». Кроме того, в этом году «Эссен Продакшн АГ» увидел дополнительные возможности в развитии online торговли. «Нельзя не отметить и рост формата hard-дискаунтеров, который ежегодно увеличивает свою долю. Пандемические настроения только подталкивают этот канал к двузначным приростам. Это новая действительность, с которой нужно работать уже сегодня», — подчеркивает Барышев.

Крупные компании уязвимы перед пандемией

Наталья Шагайда, директор Центра агропродовольственной политики РАНХиГС, д. э. н.

В целом сельское хозяйство до сих пор хорошо проходило испытание пандемией, продовольственная система выдержала ажиотажный спрос первого квартала. Правда, пострадали микропроизводители, когда были случаи ограничения движения автотранспорта между регионами. Пострадали те, к кому не приехали перекупщики, ориентированные на маленькие рынки, кафе, рестораны, которые были закрыты. Пострадали те, кто выращивал цветы, тепличные овощи с коротким сроком реализации.
Во всем мире уязвимыми оказались мясоперерабатывающие заводы: в ходе мирового исследования были выявлены огромные проблемы с заболеваниями на них — от США до Австралии. Это создало новую повестку — несколько раз The Guardian публиковала материалы, задаваясь вопросом стабильности нынешней системы, в которой доминирует несколько крупных международных компаний. Невероятно, что в такой ситуации российские лидеры рынка с сотнями наемных работников в закрытых помещениях оказались недосягаемы для вируса, во всяком случае, информации о проблемах на таких производствах — огромных мясокомбинатах и животноводческих комплексах — не было. Но, опираясь на международный опыт, такого рода предприятия уязвимы.

 

Для лидеров рынка год сложился успешно

Для группы агропредприятий «Ресурс» этот год складывается весьма успешно, компания работает в штатном режиме и эффективно решает все поставленные задачи вопреки любым сложностям, доволен Дмитрий Антонов. Хотя в этом году выросла неопределенность и ценовая волатильность, сделанные в прошлые годы инвестиции позволят «Русагро» по большинству направлений получить рекордные производственные и финансовые показатели, говорит Максим Басов. 

«С точки зрения сельхозпроизводства этот год непростой: мы столкнулись с возвратными заморозками, с небывалой засухой, поэтому был недополучен урожай почти всех агрокультур — как от плана, так и от традиционного уровня нашей урожайности, — делится Евгений Хворостина из «Агрокомплекса» им. Н. И. Ткачева. —  Однако увеличение цен на продукцию нивелировало эти факторы, поэтому мы намерены закончить год лучше, чем прошлый: планируем улучшение финансового результата группы компаний ориентировочно на 10%».

Для «Эссен Продакшн АГ» 2020-й стал успешным, компания ожидает увеличения выручки на 15%. «Мы продолжаем сохранять лидирующие позиции среди производителей майонеза в России, наращивать объемы в кондитерском производстве, рассматриваем возможности сделок M&A бюджетом до 1 млрд руб., — делится Леонид Барышев. — Закуплены и установлены новые линии для развития канала HoReCa. Когда пандемические ограничения будут сняты, этот канал сбыта покажет активный рост в 2021—2022 годах».

В условиях пандемии весной заводы «АФГ Националь» более месяца работали в круглосуточном режиме, чтобы обеспечить бесперебойные поставки риса и круп в розницу на фоне ажиотажного спроса, рассказывает заместитель гендиректора агрохолдинга Андрей Белянкин. Несмотря на все сложности с погодой, всем растениеводческим подразделениям холдинга в основном удавалось соблюдать графики посевных работ, однако негативное влияние погодных факторов компания все-таки ощутила. «В этом году из-за резких перепадов температур пострадали производители картофеля в ЦФО — как по части объемов, так и качества урожая. Многие отмечают большое количество мелких клубней, которые торговые сети неохотно принимают к реализации, — говорит Белянкин. — В нашем урожае доля мелкокалиберного картофеля не превышает 15%, что позволяет нам иметь более выигрышные позиции». 

Также для работы в условиях дефицита воды в Краснодарском водохранилище в период выращивания пришлось пересмотреть планы и графики работ в целях оптимального использования водных ресурсов. В хозяйствах «АФГ Националь» было установлено семь насосных станций для перекачки воды со вторичного сброса в оросительные каналы. Тем не менее, компания смогла обновить прошлогодний рекорд по валовому сбору риса — урожай увеличился на 3,1 тыс. т до 236,6 тыс. т. «А на будущий год нам придется частично отказаться от сева риса на рисовых системах, расположенных на самых высоких отметках относительно уровня моря, куда подача воды невозможна или крайне затруднительна», — говорит Белянкин. Прогноз по ценовой конъюнктуре на мировом рынке риса также оптимистичен, добавляет он. «Нехватка среднезерного риса в Турции на фоне сокращения посевных площадей и снижения урожая, а также высокие цены в Европе из-за неурожая в Португалии и Испании рождают хороший спрос на российский среднезерный рис», — отмечает Белянкин. 

Несмотря на весенние заморозки в Краснодарском крае, от которых серьезно пострадали многие плодоводы, урожай яблок в садах «АФГ Националь» оказался на 40% выше плана и достиг 30 тыс. т, продолжает Белянкин. «Мы будем продолжать закладку садов — комментирует он. — Также строим плодохранилище на 15 тыс. т с линией для сортировки фруктов, объем инвестиций превышает 1 млрд руб.». 

По оценке Белянкин, в этом году складывается благоприятная конъюнктура на рынках риса, яблок, картофеля и овощей открытого грунта, а также сахара — отрасль возвращается в плюс из отрицательной рентабельности. Однако часть доходов сельхозпроизводителей от реализованной продукции будет «съедена» ростом валютного курса, который пропорционально отразится на стоимости посевной 2021 года, обращает внимание топ-менеджер.  

По словам Андрей Шутова, «Комос Групп» в этом году заложила основу для достижения одной из своих главных стратегических целей — увеличения объема переработки молока до 1 тыс. т в сутки. «Это стало возможным благодаря реализации сразу нескольких инвестиционных проектов на молочных площадках. Крупнейшими проектами являются модернизация действующего производства сыров на Кезском сырзаводе и реконструкция Казанского молочного комбината, — поясняет он. — Несмотря на нестабильную экономическую обстановку, мы приняли решение не останавливать начатые проекты, так как они являются ключевыми. Проведенные работы уже позволили увеличить объемы переработки молока субхолдингом до 558,5 тыс. т, что на 8,2% превышает показатель предыдущего года». Кроме того, агрохолдинг на 4,6% до 1,2 млрд штук увеличил производство яйца. Также в течение года агрохолдинг строил новый консервный цех на мясокомбинате «Восточный». «После окончания строительства цех станет самым большим консервным производством в Удмуртии. Работы планируется завершить в следующем году», — уточняет Шутов. Также за счет непрерывности инвестиционной политики и налаживания экспортных связей в этом году компания рассчитывает на рост финансовых показателей. 

Правда, весной у агрохолдинга были опасения относительно возможных срывов импортных поставок. «Часть сырьевых компонентов, а также упаковочный материал закупаются за рубежом, и мы ожидали логистических сбоев, связанных с закрытием границ. Но рады отметить, что наши негативные ожидания не подтвердились, все партнеры агрохолдинга сработали очень оперативно, и необходимые материалы были доставлены точно в срок», — доволен Шутов. 

В подготовке статьи участвовала Елена Максимова.

Поделиться:

Обсуждение

Для того, чтобы оставить комментарий вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться.
Последние публикации в разделе
Топ-10 потребительских трендов 2021 года от Euromonitor
17:30 — Потребительская продукция
9 вариантов использования кокосового масла
12:30 — Потребительская продукция
Популярное за неделю

Подпишись в соц.сетях!
на 2021-01-15
Регион Закуп. Изм. Прод. Изм.
ЦФО
37737.00 + 1418 37500.00 + 450
ПФО
37125.00 + 1400 37500.00 + 400
СКФО
27500.00 + 0
ЮФО
37440.00 + 1480 37900.00 + 1400
СФО
37000.00 + 2000 35700.00 + 0
на 2021-01-15
Регион Закуп. Изм. Прод. Изм.
ЦФО
89500.00 + 5800 91500.00 + 0
ЮФО
90000.00 + 5500 96497.00 + 6856
ПФО
85000.00 + 2500 87000.00 + 4500
СФО
81900.00 + 0 84000.00 + 3000

Сводная таблица по зарубежным индексам

Сравнение котировок


Выберите регион
все страны и регионы