16:00, 05.04.2021 — Растительное мясо, Корма
OilWorld.RU

Китай без мяса: что это значит для мировой экономики



Яна Носенко, редактор, RUSBASE

Замена мяса его растительными аналогами позволит сократить углеродный выброс и повлиять на изменение климата. Разбираемся, как грядущая животноводческая революция в Китае может повлиять на весь мир.

В бывшей французской концессии в Шанхае в новом кафе и продуктовом магазине Дэвида Юнга Green Common множество посетителей. Клиенты активно заказывают кацу-карри, лапшу и острые дамплинги.

Юнг очень гордится популярностью его первого магазина, учитывая, что его двери открылись всего двумя неделями ранее. Но главный предмет гордости — отсутствие в меню продуктов животного происхождения. Вместо этого в традиционных мясных блюдах используются альтернативные белки растительного происхождения. «Идея состоит в том, чтобы позволить людям попробовать лучшие блюда со всего мира, при этом все ингредиенты являются веганскими», — говорит Юнг, который также является основателем гонконгской компании по производству растительных белков OmniFoods.

 

 

Популярность Green Common — еще один признак того, что Китай находится на пороге революции в области растительных белков.

  • В 1960-х годах среднестастистический китаец потреблял менее 5 кг мяса в год.
  • В конце 1970-х после рыночной реформы Дэн Сяопина потребление выросло до 20 кг на душу населения.
  • К концу 1980-х годов и в наше время — 63 кг.

Сегодня на Китай приходится 28% мяса в мире, включая половину всей свинины.

В стремительно модернизирующемся мире китайцы тоже стали придерживаться более здорового образа жизни. Одной из причин подобного сдвига также являются кризисы в области здравоохранения, например пандемия коронавируса и африканская чума свиней (АЧС), которая уничтожила половину поголовья свиней в Китае в период с 2018 по 2019 годы. В 2018 году рынок растительного мяса в Китае оценивался в $910 млн, а в США — $684 млн., а в США.

По прогнозам китайский рынок растительного мяса будет расти на 20-25% в год. 

KFC начала продавать куриные наггетсы на растительном мясе. Искусственная свинина Юнга OmniPork теперь подается по всему Китаю в тысячах отделений Taco Bell и Starbucks, где из нее готовят все, от тако до салатов. Конкурент Z-Rou продается в супермаркетах, ресторанах и двух десятках школьных столовых.

Последствия перехода на растительную пищу могут быть революционными не только для Китая, но и для всего мира. Китай — одна из немногих стран, которая может использовать эффект масштаба. Это происходило и раньше: некоторые из богатейших китайских предпринимателей стояли на передовой таких инноваций, как солнечные батареи, мобильные платежи и электромобили.

Ли Хэцзюнь, которого называют национальным королем солнечных батарей, стал самым богатым человеком Китая в 2015 году с состоянием в $30 млрд благодаря волне субсидий на возобновляемые источники энергии. Это привело к резкому падению цен и стимулировали их широкое распространение. Государственная поддержка ИИ позволила создать ведущие технологические компании, в том числе родительскую компанию TikTok — ByteDance, стоимостью около $100 млрд.

Может ли государство поступить так же с искусственным мясом? 

Пока Nestlé, Unilever, Cargill и прочие международные пищевые конгломераты вкладывают миллионы в растительный белок, китайские конкуренты борются за долю на рынке в ожидании государственных контрактов и льгот.

Наибольшее влияние такой пищевой сдвиг может оказать не на экономику, а на окружающую среду. 

  • Китай уже заявил, что к 2030 году может достичь пика выбросов углерода.
  • К 2060 году страна планирует стать углеродно-нейтральной. Поскольку животноводство производит от 20% до 50% всех парниковых газов, поиск альтернативных источников белка имеет решающее значение для достижения этих целей.
  • Сокращение вдвое сектора животноводства Китая может уменьшить количество выбросов CO2 на 1 млрд метрических тонн.

Все будет зависить от государственной политики. Авторитарная система Китая позволяет скотоводческой отрасли определять коммерческие приоритеты, в то время как Дональд Трамп назвал глобальное потепление «дорогой мистификацией», а Джо Байден назвал его «угрозой существованию». От того смогут ли сверхдержавы работать вместе зависит то, сможет ли мир достичь своих целей по выбросам в течение следующего десятилетия.

«Нельзя повлиять на изменение климата, если не сотрудничать с Китаем», — говорит профессор Ник Бисли, декан факультета гуманитарных и социальных наук австралийского университета Ла Троб.

Это окажет влияние на весь мир. Помимо сокращения выбросов углерода, потребления воды и риска проникновения зоонозных патогенов в человеческое население, переход на растительный белок позволит защитить тропические леса, которые вырубают для выращивания кормов для животных, и предотвратить болезни сердца, рак и диабет, связанные с обильным потреблением мяса.

Однако Китай еще нескоро примет альтернативные белки прежде всего, из-за высокой стоимости и незнакомого вкуса. Регулирующим органам также необходимо предоставить отраслям достаточно возможностей для процветания. Но предприниматели говорят, что со временем продвигать продукт регуляторам и потребителям становится все проще.  «По прошествии последних нескольких лет ни для кого не секрет, что производство мяса — это очень рискованная отрасль, — говорит Юнг. — Мы не сможем повлиять на проблемы, связанные с болезнями и глобальным потеплением, пока не изменимся сами».

Еще недавно люди избегали употребления мяса, заботясь о благополучии животных. Но сегодня, беспокоясь об окружающей среде и здоровье, миллениалы и поколение Z переходят на флекситарианскую диету. Она подразумевает, что продукты животного происхождения хотя бы время от времени исключаются из рациона. 

Согласно исследованию Гонконгского вегетарианского общества, в 2008 году только 5% жителей Гонконга относили себя к веганам или флекситарианцам. Сегодня этот показатель составляет 40%.

После вспышки коронавируса, который впервые был обнаружена в Китае, правительства и потребители во всем мире стали лучше понимать риски, связанные с промышленным сельским хозяйством и импортными продуктами питания. Но COVID-19 был не единственным и даже не первым тревожным звонком. Массовые случаи заражения АЧС в 2019 году, значительно сократившие поголовье свиней в Китае, привели к тому, что производство свинины в стране упало до минимума за последние 16 лет. В декабре в Японии произошла самая сильная вспышка птичьего гриппа за всю историю наблюдений, в результате которой было забраковано 5 миллионов кур. Винс Лу, основатель пекинской компании по производству альтернативных белков Zhenmeat, говорит, что пандемия, торговая война и ухудшение состояния окружающей среды подогревают интерес к растительным белкам.

Скорее всего, государство будет делать все возможное, чтобы мяса на основе растений было больше. Правительство Китая опубликовало рекомендации по сокращению потребления мяса вдвое к 2030 году, это позволит сократить загрязнение окружающей среды и бороться с ожирением. В августе президент Си Цзиньпин начал кампанию «Чистая тарелка», назвав пищевые отходы «шокирующими и тревожными». Дэвид Ларис, австралийский знаменитый шеф-повар и защитник окружающей среды, считает, что «указ Си о сокращении потребления мяса — это лишь вопрос времени».

В культурном отношении китайцы, возможно, более склонны к потреблению растительного белка, чем американцы, которых растили на мифах о ковбоях и мясных ранчо. (Несмотря на это, такие альтернативные виды молока, как соевое, овсяное и миндальное, десять лет назад составляли менее 1% от общего рынка США. Сейчас этот показатель вырос до 12%.)

В Китае, напротив, «искусственное мясо» было популярно среди буддистов, которые заменяли рыбу тофу, а креветки таро. Жареные палочки из теста в соевом молоке, первые записи о которых появились тысячу лет назад, остаются популярным завтраком и по сей день. Вегетарианские рестораны часто можно встретить возле буддийских храмов и святынь.

В январе китайская франшиза по приготовлению жареной курицы Dicos — конкурент KFC и одна из трех ведущих китайских сетей быстрого питания — заменила настоящее яйцо во всех своих бутербродах на альтернативный продукт на основе бобов мунг, производимый калифорнийской компанией Eat Just. CEO Eat Just Джош Тетрик, недавно открывший свой первый зарубежный офис в Шанхае, прогнозирует, что к 2030 году большая часть потребляемых яиц, курицы, свинины и говядины не будет содержать в себе ингредиентов животного происхождения. «Это произойдет намного быстрее, чем кажется, и Азия станет лидером в этом направлении», — говорит он.

Но популяризация растительного мяса за пределами городов Китая может оказаться более сложной задачей. Правительственные директивы, продвигающие растительные белки для заводских и школьных столовых, сыграют огромную роль в сокращении затрат и повышении осведомленности общественности. Некоторые частные школы уже предпочитают кормить учащихся искусственным мясом. Например, в средней школе колледжа Далвич в Шанхае еженедельно подают блюда, приготовленные с использованием Z-Rou. Но поскольку бюджеты на обеды в государственных школах составляют около 7 юаней ($1,08) на учащегося, для дальнейшего продвижения этой инициативы может потребоваться государственные субсидии и квоты. «Студенты и школьники — отличный старт для привлечения постоянных клиентов», — говорит основатель Z-Rou Фрэнк Яо.

Тот факт, что растительные белки в настоящее время стоят дороже, чем их аналоги животного происхождения, является существенным препятствием для заведомо бережливых китайских потребителей. Однако постепенно конкуренция и масштабирование снизят затраты на производство. Более того, такие сельскохозяйственные кризисы, как птичий грипп и АЧС, могут сделать цены на мясо чрезвычайно неустойчивыми. Цены на растительные белки не зависят от таких факторов, что является огромным плюсом для отрасли.

Самым большим препятствием для популяризации мяса на растительной основе может быть его вкус. Пожилые китайцы настолько одержимы свежестью, что покупают мясо и рыбу исключительно на рынках. Они могут препятствовать широкому внедрению альтернативных продуктов. Именно такие люди могут стать камнем преткновения для широкого внедрения переработанных и упакованных альтернатив.

Это наверняка изменится в следующих поколениях. Китайские блюда, как правило, имеют гораздо более разнообразный вкус. Zhenmeat уже пытается воссоздать мясо креветок.

«В настоящее время технология растительных белков не позволяет придавать текстуру настоящего куска мяса, — говорит Лу из Zhenmeat. — Это потребует дополнительных вложений и терпения».

Тем не менее, учитывая неразвитость технологии, потенциал для улучшения вкуса и сокращения затрат бесконечен. Существующие методы синтеза белка, используемые в косметологии, биомедицине или промышленности, потенциально могут быть использованы для производства продуктов питания.

Альберт Ценг, соучредитель инвестиционной компании Dao Foods, поддерживает 30 стартапов, ориентированных на китайский рынок растительного белка, в том числе известного игрока Starfield. Одно из этих предприятий использует клеточное мясо или животный белок, выращенный в лаборатории. Эта технология быстро развивается, несмотря на то, что она более спорна, чем синтез мяса из таких растительных материалов, как соя или пшеница. В 2017 году Китай подписал соглашение на $300 млн об импорте технологии выращивания мясных культур из Израиля. 

Президент Пекинского университета технологий и бизнеса Сунь Баогуо считает, что альтернативы клеточному мясу несут «стратегическое значение» и смогут «гарантировать поставки мяса в Китай в будущем». По мнению Цзэна, «в Китае есть специалисты, ресурсы и капитал, чтобы развивать эту отрасль».

В ноябре Eat Just, производитель Just Egg, стала первой в мире компанией, получившей разрешение регулирующих органов на продажу культивированного мяса, после того как сингапурские власти дали зеленый свет на выращивание курицы в лаборатории. Несмотря на то, что коронавирус может нарушить цепочку поставок продуктов питания, город-государство поставил перед собой новые амбициозные цели — к 2030 году 30% продуктов питания должны производиться внутри страны. 

Все больше государств принимают законы о мясных альтернативах. «В таких местах, как Китай и Сингапур, меньше концентрируются на прошлом и больше на том, что имеет смысл сегодня и в будущем», — говорит Тетрик.

При переходе к мясным альтернативам будут и проигравшие. 60% сои, выращиваемой во всем мире, в настоящее время отправляется в Китай, в основном в качестве корма для животных. Успех растительного белка может снизить спрос и стоимость урожая во всем мире, тем самым спровоцировав экономические изменения на рынках и в политике.

Учитывая большое количество научных данных, становится все труднее оправдывать употребление мяса. По словам Юнга, подобно курению в общественных местах, ежедневное употребление мяса оказывает побочное воздействие на окружающую среду, которое ставит под угрозу будущее каждого человека. Китай, как и весь мир, осознает риски, связанные с поддержанием животноводства. «Промышленное животноводство довольно неэкологично, — заявляет Юнг. — У нас нет выбора. Мы должны меняться».

Источник. 

Поделиться:

Обсуждение

Для того, чтобы оставить комментарий вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться.
Последние публикации в разделе
Популярное за неделю

Подпишись в соц.сетях!
на 2021-04-02
Регион Закуп. Изм. Прод. Изм.
ЦФО
58388.00 - 204 58900.00 - 40
ПФО
57275.00 + 1396 57500.00 + 1300
СКФО
27501.00 + 0
ЮФО
53594.00 - 1510 56040.00 - 100
СФО
56000.00 + 3000 56500.00 + 2000
на 2021-04-02
Регион Закуп. Изм. Прод. Изм.
ЦФО
119920.00 + 2000 121204.00 + 2490
ЮФО
123000.00 + 3900 125000.00 + 4805
ПФО
120000.00 + 1000 121000.00 + 1000
СФО
112500.00 + 3000 115000.00 + 5000

Сводная таблица по зарубежным индексам

Сравнение котировок


Выберите регион
все страны и регионы